Oпeрaция «трансплантация»: создадут ли украинские хирурги конкуренцию зарубежным

6987eb9772452b385d70a64aa5debfe7

В Укрaинe нaбирaeт oбoрoты вaжнeйший прoцeсс — рaзвитиe сoбствeннoй трaнсплaнтoлoгии. Бoльницы пoлучaют лицeнзии и срeдствa нa пeрeсaдки, o чeм рaньшe тoлькo мeчтaли

Eжeгoднo в Укрaинe сoтни миллиoнoв гривeн трaтятся нa лeчeниe нaшиx грaждaн в зaрубeжныx клиникax. Oбъeм финaнсирoвaния прoгрaммы «Лeчeниe грaждaн Укрaины зa рубeжoм» в 2016 гoду — 388 млн грн, в 2019 — 690 млн грн, a нa 2020-й бюджeт прeдусмoтрeл 1,09 млрд. Нeмaлыe дeньги. Прoцeнтoв 99% срeди причин выeздa нa лeчeниe зa грaницу — трaнсплaнтaции, кoтoрыx нe дeлaют пoкa в Укрaинe, гoвoрит Нaтaлья Липскaя, рукoвoдитeль блaгoтвoритeльнoгo фoндa «Крыла нaдeжды». Нo дaжe oплaтив 450 пeрeсaдoк, зaплaнирoвaнныx в этoм гoду (рeкoрд зa всю истoрию прoгрaммы), нe удaстся пoкрыть и дeсятoй чaсти пoтрeбнoстeй (oкoлo 6000 трaнсплaнтaций в гoд). Eщe дoбaвилoсь прoблeм: стрaны, гдe дo сиx пoр укрaинцaм пoчти бeспeрeбoйнo пoмoгaли, измeнили прaвилa прeдoстaвлeния oргaнoв инoстрaнцaм. Eдинствeнный шaнс нa спaсeниe — нe нaдeяться нa кoгo-тo, a рaзвивaть сoбствeнную трaнсплaнтoлoгию. Oчeнь пeрспeктивнoe нaпрaвлeниe угоду кому) укрaинскoй мeдицины, увeрeны экспeрты.

86 ЛEТ OТ ПEРВOЙ ПOЧКИ ДO РAЗБЛРOКИРOВAНИЯ ПEРEСAДOК

Бeз «зaгрaницы» пoкa нe спрaвиться, нo и пoлaгaться пoлнoстью нa нee нe стoит. «Дo сиx пoр львиную дoлю oргaнoв нaм дaвaли Индия и Бeлaрусь, нo сeйчaс Индия oтпaлa изо-зa измeнeний в зaкoнoдaтeльствe — ни oдин с мoиx пaциeнтoв нe был трaнсплaнтирoвaн тaм зa пoслeдниe 1,5 гoдa, — рaсскaзывaeт бывшaя вoлoнтeр Липскaя, кoтoрaя 15 лeт нaзaд взялaсь спешность онкобольных детей. — Жрать подопечные дети, которые ранее больше года стоят в очереди получай почку». С тем не пропустить организация, который вдруг появится, пациенты месяцами живут в Беларуси или — или Индии. И все непропорционально — в первую очередь обеспечены будут граждане сих стран, а нашим — чего останется по квоте. Белорусы только что определили лимит в 30 органов интересах иностранных пациентов в годочек. «Сейчас порядок оплачена, кажется, сделано на 5-7 полет вперед. Не оказия, что все сыны) Адама дождутся», — говорит симпатия. — Только собственные трансплантации нас спасут».

Оперирует Георгий Вороной

На самом деле вытверживать украинцев делать пересадки органов далеко не надо — скорее ополчить традиции. Вообще, первая в мире автопластика почки от человека к человеку (да что вы что там — человеческого органа весь) была сделана руками как хирурга-украинца — Юрия Вороного. Симпатия провел смелый проба весной 1933 лета в хирургическом отделении Первой советской горожанин больницы в Херсоне — пересадил почку умершего женщине, отравившейся сулемой. В флюид 1949 года в Житомирской районный больнице Вороной выполнил пока еще четыре операции точно по пересадке трупной почки, и в какой-нибудь месяц через год в США провели первую удачную аналогичную операцию (пациентка прожила с ней 10 месяцев). И кроме в СССР с пересадками почек едва (ли) не не было проблем. С 1994 лета в Украине проводят трансплантации печени (в 2012-м специалисты Института хирургии и трансплантологии имени А. А. Шалимова пересадили 100-ю, «юбилейную» печенка). Трансплантация сердца — поход сих пор с разряда уникальных, а впервые такое у нас провели всё ещё в 2001-м. Почему а отрасль затормозила?

По сих пор в Украине действовал недействительный запрет на «трупные» трансплантации. Под лад принятому в 1999 году закону "О трансплантации органов и других анатомических материалов человека», органы бери пересадку не имели полномочия брать, если окочуривающийся человек не дал нате это согласие. Концерт могли дать родственники умершего, хотя эту опцию нивелировала обязательная бюрократическая составляющая. Законодательная закавычка начиналась с самого определения понятий, которые ничего более не остается содержать закон, говорит Савл Ковтонюк, замминистра здравоохранения Украины в 2016-2019 годах. «Отсутствовала целая раздел права, которая регулировала бы эту сферу. Мануальщик и больница должны были вырывать на себя огромные риски, с тем чтобы сделать пересадку, — объясняет возлюбленный. — Большую дискуссию вызвал, взять, аспект фиксации смерти мозга: в который-нибудь момент человека исчислять мертвым и можно выуживать орган».

Маленький Ковтонюк

Наконец, движение разблокирован. В мая 2018 возраст состоялись первые изменения в право — позволили трансплантацию с несемейного донора, хотя презумпция несогласия осталась. А в конце 2019 годы в закон внесли лавка действительно существенных изменений, и в Минздраве запустили полупроизводственный проект, к которому присоединились 12 медучреждений в Киеве, Львове, Одессе, Харькове, Днепре, Ковеле, Александровск и Черкассах. Больницы получили лицензию, стали центрами трансплантации и получили оплачивание на 2020 годок, которого, по предварительным расчетам, приходится хватить более нежели на 100 трансплантаций. Сего вполне достаточно ради хорошего старта. В конце 2019 возраст настоящий сюрприз устроила Ковельская центральная районная медизолятор — там впервые из-за все последние 15 полет в Украине провели посмертную пересадку сердца. В феврале — вторую. Согласно данным Минздрава, сие сердце досталось 59-летнему киевлянину, некоторый пережил уже банан инфаркта. В 2019 году дядько встал на регистрация по программе «Врачевание граждан Украины из-за рубежом», ему должны были проторить операцию в Беларуси, только клиника отказала пациенту с-за медицинских опасений. А в Ковеле справились.

Эстафету подхватила Клиническая медизолятор скорой медицинской помощи города Лемберг — с начала года вслед за тем провели уже 21 «трупную» пересадку (и сие не считая операций через семейного донорства). В апреле в столичной НДСБ «Охматдет» успешно провели первую в истории украинской медицины несемейную трансплантацию костного мозга. Подобно как ни говорите, а сало тронулся.

ДОГНАТЬ БЕЛАРУСЬ

В сфере пересадок органов нужно равняться на соседей. Посреди стран бывшего Подмосковия Беларусь занимает на первом месте место по количеству выполненных трансплантаций: 50 получай 1 миллион жителей республики, сообщает сайт Украинской ассоциации медицинского туризма. Вдоль количеству трансплантаций почки нате миллион населения Беларусь держи первом месте посредь экс-советских стран и нате восьмом во по всем статьям мире. Беларусь — в списке 20 стран таблица с высоким уровнем донорства органов, опережая Канаду, Великобританию и Австралию и находясь взять на одинаковых позициях с Францией и Италией. Им посчастливилось, а мы должны схватывать.

Удалось именно благодаря этому, что они пораньше начали, убежден Павлуха Ковтонюк, а также экспертизу в значительной степени у нас позаимствовали. Беларусь — стейт маленькая, а развитие трансплантологии имеет привязку к размерам страны: врачам нужна большая действительность, а для этого — пациентов пожалуй быть достаточно. «Только белорусы создали определенные микроклимат (в том числе переняли кое-как у нас), выстроили систему и в данный момент очень много работают, в частности, для иностранных пациентов, обеспечивая себя необходимый поток, — объясняет секретка успеха Ковтонюк. — Хохляндия может обеспечить его и своими пациентами. Хорошенько, что мы немедленно за это взялись: планы на будущее нашей страны в этой сфере (и) еще как, очень хорошие».

Камней, которые нужно было угоду кому) этого сдвинуть, Павка Ковтонюк насчитывает три. Вовремя всего — законодательный, тот или иной уже почти преодолели. «Сие произошло во период нашей команды. С профильным комитетом Рады взаимоотношения складывались по-разному, а так или она же сотрудничали с ним и, медные трубы Богу, закон принят», — говорит был в наличии заместитель Ульяны Супрун. Почитай 10 лет трансплантаций депутаты, только и можно сказать, не касались, доколе в правительстве не начали вставать заинтересованные в изменениях аппарат. «Успехом, кто мы видим, обязаны нескольким командам правительств не разбирая», — говорит г-н Ковтонюк.

Вдобавок одна составляющая — сколачивание системы трансплантации. Как национальная система — с единой базой данных доноров и реципиентов, отлаженной системой поиска донора и логистикой, объясняет Палюня Ковтонюк. «И каста часть самая сложная, возлюбленная до сих пор безлюдный (=малолюдный) реализована, — замечает спирт. — А донорская опора с единой централизованной логистикой в ​​несколько редко увеличила бы формат трансплантаций в Украине». Сообразно новому закону, Единую государственную информационную систему трансплантации органов и тканей (ЕДИСТ) опять предстоит создать. Ее настоящий запуск планируется 1 января 2021 возраст.

СКОЛЬКО МОЖНО Выгадать. Ant. потратить НА ИНОСТРАННЫХ ДОНОРАХ

Единой базы докол не создали, а во с костным мозгом суд все-таки сдвинулось с места. В Украине перед 2019 года существовал общегосударственный реестр доноров держи базе Государственного экспертного кадастр Минздрава. Но… «Активности — мелкая сошка, за 9 лет они зарегистрировали (за 100 доноров. — рассказывает Романка Куц, основатель Благотворительного фонда «Малороссийский реестр доноров костного мозга» (UBMDR). В 2019-м госреестр ликвидировали и запланировали образовать новый, в то но время изменения в законы позволили работать медучреждениям с негосударственными реестрами. «В тот же миг мы единственный шабашничающий в Украине реестр доноров костного мозга, — говорит Куц. — Вновь продолжается корректировка нормативных актов, да работать можем». Сверху этой неделе «Охматдет» проводит четвертую ТКМ и, в области словам Романа, мало-: неграмотный исключено, что к концу годы операции будут до сего часа. Так накапливается умение, учитывая который, позволено оттачивать нормативную базу — вставлять нужное, удалять так, что мешает вес. «Только таким (образом это работает. При всем желании угодить моим критикам в Украине многие хотят разом) создать некую идеальную структуру, неважный (=маловажный) имея за задом ни одного кейса», – говорит Римлянин.

Роман Куц

Уж год реестр UBMDR подключен к международной путы, пользуется всеми имеющимися опциями ровно с другими реестрами решетка. В частности, проводит разведывательная операция доноров по запросу клиники «Охматдет». Трех предыдущих нашли в Германии, четвертый — с Польши. «Украинская хранилище никогда не покроет собственные потребности, что за бы большой ни была. Крупнейшие реестры таблица покрывают свои потребности только на 45-50%, — объясняет Куц. — Сие из-за генетических сложностей». Так, замечает специалист, в ближайшее перепавшее однозначно надо повысить национальный реестр перед десятков тысяч доноров, в идеале — сотен тысяч. Ровно пример приводит Польшу, идеже за 20 планирование зарегистрировали более 1,5 миллионов прислуги) (там есть небольшую толику негосударственных реестров). «Ядро препятствие — финансирование. Пишущий эти строки не успеваем манить достаточное количество благотворительных взносов, воеже регистрировать всех желающих», — говорит соучредитель фонда. Каждый задача-набор с мазками потенциального донора пора отправить в немецкую лабораторию, учитывание стоит 40 евро. Не раздумывая в реестре 1400 доноров, нате которых, получается, ушло паче 60 000 евро. «В соответствии с госфинансированию пока положительных сдвигов кого и след простыл", — рассказывает Куц.

Оттягивать нельзя — имея собственных доноров, дозволительно значительно экономить получи стоимости ТКМ. Каждая прививка стоит около 120 тысяч евро, автокефальный донор позволил бы усилить стоимость на 20-25 тысяч, даю голову на отрез Роман. «Конечная курс обычно зависит ото страны и стратегии поиска, числа привлеченных доноров. Конец проверки, транспортировки оплачиваются, вес полученных клеток изо многих факторов складывается», — объясняет спирт. Сам донор безвыгодный получает ничего, однако политика государств такова: в целях своих пациентов тутти бесплатно, покрываются трата разве что нате обследование донора и изгородь клеток, а вот иностранцы платят любое, ведь наполнение реестра — изрядно дорогостоящее дело.

Так чтобы минимизировать расходы, UBMDR незаинтересованный год популяризирует донорство в Украине. Держи днях, например, к Украинскому реестру доноров костного мозга присоединился Андрюха Пятов, капитан сборной Украины по мнению футболу. «Следует тему пропагандировать, вследствие этого что даже многие люди в белых халатах не знают о нашем реестре и потребности в донорах, — говорит Куц. — Ась? говорить о рядовых украинцах».

Идеже ВЗЯТЬ СОБСТВЕННЫХ ТРАНСПЛАНТОЛОГОВ

До сего часа один краеугольный плитняк, в который, по мнению Ковтонюка, упиралось онтогенез трансплантологии в Украине — стремление самих медиков прозябать такие сложные операции. «И неотложно по этому аспекту — подмечаемый прогресс», — говорит дьявол. Не прошло и возраст после законодательных изменений, словно начали проявлять себя люди в белых халатах, готовые делать пересадки.

Алексаха Лисица

Александр Караганка, заведующий отделением трансплантации костного мозга в НДСБ «Охматдет», идеже в апреле впервые в стране провели ТКМ ото неродственного донора, говорит, как от этих людей точь в точь раз все и танцует. «Должно, чтобы от главного врача до самого заведующего отделением повально мечтали о деле и внедряли его», — ручаюсь он. У заведений развязаны шуршики — они уже коммунальные предприятия, могут позволять платные услуги. «Хотя без энтузиастов от жилетки рукава не поделаешь. Растворение каких-либо центров лишенный чего имеющейся команды — сие утопия, — говорит симпатия. — Сначала прожект, потом строим фигли-то космическое, она же деньги на заверть».

Ждать, отчего Минздрав спустит какую-так инициативу, и только спустя некоторое время действовать — значит, отнюдь не выйдет. Врач-гематолог ссылается нате Черкасский областной онкологический диспансер, идеже усилиями главного врача Виктора Парамонова и команды врачей появилось обрыв ТКМ для взрослых (допускается сказать, самостоятельно создали). Диспансер сделано получил финансирование Минздрава для проведение ТКМ. Из этого следует, это реально, и отнюдь не только для столичных либо — либо национальных медучреждений. А во (избежание покрытия потребности в неродственных ТКМ бери всю Украину считаться с чем было бы 2-3 мощных выделения, считает Лисица. «Не более 4. В Польше 4, (до они еще и иностранцев принимают», — говорит маст. В интервью Укринформу некто предлагал направить дробь средств, предусмотренных в оплату лечения детей следовать рубежом (по его подсчетам, вслед 3 года на сие ушло 19,5 млн евро), сверху «Охматдет», затем чтоб больница получила усовершенствование. На сэкономленные накопления можно развивать в регионах трансплантационные центры. Сие процесс на 5-10 парение — и начинать надо еще.

ГДЕ БУДЕТ Виднейший ТРАНСПЛАНТАЦИОННЫЙ ЦЕНТР УКРАИНЫ

Олегушка Самчук

Трансплантации в Украине безвыгодный было и не хорошенького понемножку без инициативных людей, соглашается Оля Самчук, гендиректор Клинической больницы скорой медицинской помощи Львова. «Возьмем, к примеру, больницу в Ковеле — ту, идеже впервые за 15 парение пересадили сердце, а затем провели трансплантации почек, — напоминает возлюбленный. — Мы начали такие операции в декабре, и с тех пор в Украине пересажено сейчас 5 сердец, одна железа, поджелудочная железа и 14 почек». И сие речь только «трупные» операции, а до сего часа семейное донорство: всё ещё плюс 65 операций (11 печеней и 54 почки). «По мнению сравнению с потребностями сие мизер. Только почек, соответственно среднеевропейским показателям, должны пересаживать тысячу в година. Но сделано и старый и малый же больше, нежели за десяток предыдущих парение», — убеждает хозяин Самчук.

Ковельская бригада (основная часть которой теперь уже во Львове), нетрудно осознала, что никак не могут больше отправлять пациентов ни с нежели. Пересадка органа — сие обычная операция для того мира, так с чего Украина этого невыгодный делает? Далее — подготовление, получение лицензии, глобоид в пилотный проект Минздрава, наладка сотрудничества с киевскими коллегами.

«Поздно ли наша команда пришла в львовскую клиническую больницу скорой помощи, поуже через две недели стационар получила лицензию нате трансплантацию, а еще сквозь несколько дней была пересажена первая окольцованная почка. «Немедля мы в пилотном проекте Минздрава, получай счету — две трансплантации сердца, поджелудочная, 4 посмертные почки и 4 родственные. И сие еще пандемия мешает скататься», — рассказывает Самчук.




Нет слов Львове создают огромнейший трансплантационный центр Украины

Без задержки львовские трансплантологи движутся к созданию крупнейшего трансплантационного центра Украины. Прошли стажировку в Польше, Германии, Беларуси, Турции и Франции. В заведении ремонтируют операционные, закупают стенд, обустроили хорошую лабораторию. «Нацеливаемся возьми печень и легкие. Их прививка — огромная проблема неотлагательно, гражданам Украины дыхалка не пересаживают нигде, — рассказывает гендиректор больницы. — Человечество буквально обрывают нам телефоны, будь здоров надеются на нас». Незамедлительно в листе ожидания медучреждения 140 пациентов и ведомость постоянно пополняется. До ((сего операции покрываются в рамках пилотного проекта, хотя этого недостаточно. Идти на попятный (двор) команда не собирается. «Сие люди, которые хотят идти вперед, не боятся перемен и готовы работать не разгибая спины по трое суток бери ногах, — говорит повелитель Самчук. — А никто не жалуется, шабаш понимают, насколько хоть куда то, что наш брат делаем».

Татьянка Негода, Киев

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.