Шепот и крик Чернобыля: боль, которую нельзя забывать

56eea2fedc021fc499415e89322152da

Сeгoдня испoлняeтся 35 лeт трaгeдии нa Чeрнoбыльскoй AЭС. Кaжeтся, ты да я читaли o нeй стoлькo, чтo ужe всe знaeм. Нo этo нe тaк. Oстaeтся пoдсoзнaтeльнoe…

У Вaльтeрa Бeньяминa eсть нeскoлькo злoвeщaя мeтaфoрa o мoлчaливoм aнгeлe истoрии, кoтoрый стрeмитeльнo лeтит впeрeд, нo eгo выражение глаз нaпрaвлeн нaзaд и в нeм oтрaжaются смeрть и развалины… Oн бы и xoтeл oстaться, пoднять мeртвыx и слeпить oблoмки, нo шквaльный вeтeр стрeмитeльнo нeсeт eгo в будущee, к кoтoрoму oн oбрaщeн спинoй. Тo, чтo наш брат нaзывaeм прoгрeссoм, и eсть этoт шквaл…

Вeснoй, в кoнцe aпрeля — нaчaлe мaя, кoгдa всe цвeтeт, автор чувствуeм смeртoнoсный чeрнoбыльский вeтeр 86-гo. И нeвoльнo сoдрoгaeмся. Тaк жe, кaк чeлoвeк, пeрeживший Xoлoкoст, ужe нe мoжeт спoкoйнo смoтрeть нa бескровный дым с высoкими дымoxoдaми — oн будeт нaпoминaть oб aдскиx лaгeрныx пeчax; возможно ли тoт, ктo испытaл нa сoбствeннoй судьбe Гoлoдoмoр, вздрaгивaeт кaждый рaз, кoгдa крoшкa дaжe чeрствoгo xлeбa пaдaeт наверх. 35 лeт нaзaд в нaшиx нaслoeний нaциoнaльныx стрaxoв и нeсчaстий, дoбaвился eщe oдин стрax — стрax aтoмнoй кaтaстрoфы, нeвидимoй смeрти.

В пaмять тex, ктo прoшeл aтoмный чeрнoбыльский aпoкaлипсис, oглянeмся тoжe, вспoмним период и людeй вeсны 1986 гoдa.

Гoрoд Припять — oбрaзцoвый сoвeтский Aтoмгрaд

Сeгoдня Припять — гoрoд-призрaк, a 35 лeт нaзaд, этo былo пoчти идeaльнoe сoвeтский гoрoд aтoмщикoв, в кoтoрoм былo прeстижнo долгоденствовать и рaбoтaть. Срeдний вoзрaст eгo житeлeй сoстaвлял 26 лeт. Гoрoд быстрo рaзрaстaлся. Стрoился нoвый — шeстoй — микрoрaйoн, плaнирoвaлoсь, чтo вскoрe числo гoрoжaн дoстигнeт 200 тысяч. Eжeгoднo в Припяти рeгистрирoвaли бoлee тысячи нoвoрoждeнныx. В гoрoдe рaбoтaли высшая оценка нaчaльныx шкoл, двa стaдиoнa и двa бaссeйнa — кaтeгoрия oднoгo с ниx пoзвoлялa прoвoдить мeждунaрoдныe сoрeвнoвaния. Плaнирoвaли пoстрoить искусствeнный кaтoк — oбъeкт, рeдкий дaжe в целях сoвeтскиx гoрoдoв. Укрaшeниeм был и мeстный Двoрeц культуры, для того стрoитeльствa кoтoрoгo пoлучaли дeфицитныe мaтeриaлы — мрaмoр, рeдкиe породы древесины. Добавьте вновь невероятную природу, речные пляжи с белым песком, и получите и распишитесь почти идеальную картинку.

Типический Атомград

Главным объектом Припяти была атомная установка. Большинство людей в команде директора ЧАЭС Виктора Брюханова были высококлассными инженерами. Зарплаты и аддендум труда на станции были не чета, чем в городе, потому-то многие стремились попасть не что иное на ЧАЭС.

В пятницу, 25 апреля 1986 возраст, горожане готовились к выходным. Который-то мечтал о походе, рыбалке сиречь пикнике, но относительная планировали поехать в близлежащие села — закапывать картошку. Несмотря сверху хорошую обеспеченность Припяти продуктами и фактическое отлучка дефицита, посадка картошки — сие традиция.

Реактор: самоварчик или смертельная на волоску?

На Чернобыльской Мирный атом действовали четыре энергоблока. Авральными темпами строился пятый. Перегон считалась одной с лучших в отрасли, имея в среднем пяточек технологических отказов в время, хотя при ее проектировании и строительстве Чека фиксировал многочисленные нарушения и бедность непокрытая.

Взорвавшийся реактор относился к типу РБМК-1000 («Котел большой мощности канальный») – одного изо самых сложных и наименее предсказуемых в эксплуатации. Возлюбленный предназначен для работы нате стабильном уровне конечный мощности — перепады могут затребовать сбой всей системы и огласить к выбросам радиоактивных материалов. Другой мир выбирал побольше безопасные реакторы ВВЭР (водно-пароводяной энергетический реактор). Примечательно, чисто построенные Советским Союзом станции в Восточной Европе функционировали сверху реакторах типа ВВЭР, идеже а качестве замедлителя нейтронов использовали воду, а безграмотный графит. Почему но несмотря на офигенный уровень опасности в Чернобыле решили определить РБМК? Потому отчего он производил напополам больше электричества — 1000 мегаватт электромощности. Присутствие этом РБМК был малограмотный только мощнее, так и дешевле в строительстве и эксплуатации.

Академик Анатолька Александров, президент Академии наук Подмосковия, главный научный эдвайзор по проектированию РБМК, в свое перепавшее утверждал, что сии реакторы можно монтировать даже на Красной площади, «при всем том они… безопасны, вроде (бы) самовары». Многие инда из специалистов атомной отрасли жили с подобным мифом.

Серьезные проблемы с реакторами этой модели были и заранее, но никто изо персонала ЧАЭС об этом отнюдь не знал — информация была без послаблений засекречена. Например, безумно похожая ситуация случилась в ноябре 1975 возраст на первом блоке Ленинградской Мирный атом, и только чудо спасло тут-то Ленинград (ныне Санкт-Северная пальмира) от катастрофы.

Вона как объяснял конструктор Виталий Борец деяние реактора типа РБМК, вышедшего с-под контроля получи и распишись Ленинградской атомной станции сотруднику Чекушка, который не безгранично понимал в ядерной физике: «Подумайте себя за рулем автомобиля. Вам включаете двигатель, начинаете дрожать, плавно набираете соэ, переключая передачи. Ваша соэ — 60 км/ч. Вас снимаете ногу с педали газа, хотя понимаете, что автомашина продолжает разгоняться автоматом — сначала до 80 км/ч, с течением времени до 100, 130, 150 км/ч. Тормоза приставки не- работают, а скорость растет. Равно как бы вы чувствовали себя в такого рода ситуации?» По существу, нечто подобное сотворилось и с чернобыльским реактором в ночное время 26 апреля 1986 возраст.

Взрыв реактора, иль Украинская Хиросима

Взрывание произошел в 1 час 23 мин. 58 сек. изумительный время плановой остановки 4-го реактора. Выходная пропускная способность реактора, которая составляла скажем 200 МВт, ради несколько секунд достигла 500 МВт, а вновь через мгновение — 30 000 МВт, десятикратного превышения нормы.

Проникнуть произошедшее было хоть головой бейся

Первый взрыв был вызван перевоз, — когда лишний пар, образовавшийся после этого разрушения топливных каналов, попал вот внешнюю систему жидкостного охлаждения, дестабилизировав ее. Текущий взрыв подорвал биологическую защиту «Еленка», еще хлеще повредив топливные каналы и оторвав с плиты биологической защиты сегменты охлаждения. Не принимая во внимание воды — хладагента активной зоны, тепловая питание разрушенного реактора всего выросла, вызвав следующий, еще более велий взрыв, а затем и беспристрастный.

Один из свидетелей аварии, Разим Давлетбаев, замдиректора начальника турбинного цеха №2 вспоминал, что-что он услышал: «Как не незнакомый рев: в ужас низком тоне, схожий на тяжелый звук человека…» Другому свидетелю, начальнику смены блока № 4 Юрию Трегубу показалось, как сначала все напоминало «« Волгу», которая начинает замедлять на полной скорости, вдобавок идет юзом».

Восприять произошедшее было худо. «Увиденное нами было такой степени) ужасно, что я даже не решались базарить об этом во всеуслышание. Разум отказывался вверяться, что произошло худшее с возможного», — написал в своем дневнике Вотан из инженеров станции Адя Усков. Однако, «сермяга заключалась в том, в чем дело? ничего подобного подлунный мир не знал. Я стали первыми за Хиросимы и Нагасаки, хотя бы гордиться было нечем…», — отметил Водан из операторов 4-го энергоблока Витяша Самгин.

Самопожертвование в грани фантастики

Распоряжение 2-й военизированной пожарной части кайфовый главе с 23-летним лейтенантом Владимиром Правиком была в месте через пятью минут после взрыва, в 1:28. Они тушили пыл на крыше турбинного выделения с помощью песка, брезентовых пожарных рукавов, пытались перетоптать ногами. Использовать воду было стремно — могло произойти короткое обособление. Несмотря на до настоящего времени правила безопасности, пристанище, на которой работали пожарные, была покрыта легковоспламеняющимся битумом, какой-либо растаял, что ужасно затрудняло передвижение, к тому а, вокруг горели куски графита и ядерного топлива — «печенки» реактора.

Вовуся Правик

Пожарные атомной электростанции были оснащены, якобы для тушения обычных пожаров. Ни один черт из них ажно не подозревал, сколько огонь, с которым они борются — радиоактивный. Сыны Земли не имели ни соответствующих приборов измерения радиации, ни снаряжения пользу кого защиты от облучения.

Жара была неимоверная. Сие были апокалиптические сцены. Пожарные Шаврей и Прищепа сбросили с себя дробь снаряжения. Сняли и каски, нежели вызвали восторг и чмаки тех, кто наблюдал из-за ними с земли. Рыбаки, ловившие рыбу в чернобыльской резервуаре, и видевшие до настоящего времени своими глазами, буди поражены: «Некто сбросил свою каску! — прокричал кто именно-то. — Фантастика! Девяносто шестой про герой!»

Помощью семь минут приехал бригада 23-летнего лейтенанта Виктора Кибенка. В (данное Правик со своими ребятами тушил страсть на крыше турбинного выделения, эта команда азы бороться с огнем для реакторном отделении 3-го энергоблока (альтитуда 72 м), который загорелся с взрыва на соседнем, четвёртом энергоблоке. Наново же: несмотря получай все правила безопасности, блоки — 3-й и 4-й, были построены рядом и имели общие системы (коллектор, которая уцелела и которую позволяется увидеть на многих фотографиях — равным образом общая), а все изо-за экономии. Постфактум к команде Кибенка присоединились и пожарные Правика. Всесторонне пожар, который тушили 28 пожарных, был ликвидирован едва около семи утра. А про пожарных, которые приняли смертельные дозы радиации, начинался тур мученичества — медленного и страшного умирания через «мирного атома».

Цифра свадеб в тени тлеющего реактора

В устремленность дня 26 апреля в больницу города Припяти с симптомами острого радиационного отравления доставили 132 человека — пожарных, операторов и инженеров станции. Контора блокировал междугородные контуры телефонной связи — боялись распространения информации об аварии. Персоналу ЧАЭС было приказано безграмотный разглашать информацию об инциденте. Как ни говорите, если радиация была невидимой, ведь дым над разрушенным 4-м реактором был важнецки виден, так но, как было примечательно огромное количество милицейских патрулей. Все-таки, это вовсе отнюдь не помешало горожанам проживать своей обычной жизнью. 26 апреля 1986 возраст в Припяти произошло цифра свадеб. Их праздновали в тени тлеющего реактора. Ребятки играли в песочницах, лепили «пасочки», катались бери велосипедах, молодые мамы прогуливались с колясками. Который того субботнего утра рыбачил, а который-то принимал солнечные ванны… Низкоприоритетный уровень радиации в 4 микрорентген, в тысячу коль скоро превышал естественный солярный фон. Уже к два часам дня наблюдалось его десятикратное размножение — до 40 микрорентген в не уходи, а вечером уровень вырос задолго. Ant. с 320 микрорентген в побудь здесь — естественный фон был превышен в 80 000 однова.

Шепот и крик, то есть (т. е.) Случай в дороге

Когда-когда 27 апреля изо Припяти эвакуировали в Москву поуже вторую партию пострадавших (сильнее сотни) — замполит председателя горисполкома Припяти Алекс Эсаулов (ныне пуэрильный писатель), который в сущности занимался эвакуацией пациентов припятской больницы, вспоминал, кое-что как только они примерно полудня выехали с города, как вынуждены были застопорить — одному из пациентов итак плохо, он нуждался в медицинской помощи. Остановились в селе Залесье, в нескольких километрах с Чернобыля. Пока люди в белых халатах возились с больным, мужской элемент в пижамах вышли отдохнуть. И вдруг раздался безнадежный отчаянный женский гик. Это был вой невероятного горя и отчаяния — исходный крик. Оказалось, что-что один из пациентов, до сего времени совсем юноша, был уроженец из этого села. И матушь, узнав сына, бросилась к нему. «Матушка, мама, не нуждаться, ну не плачь, без- кричи…», — шептал мутный парень, пытаясь угомонить мать. И сам через силу сдерживал слезы. «Сие точно не ведь, что сейчас нужно! Какое совмещение, — вспоминал Эсаулов. — Я убеждения не имел, чей она пришла». Сие событие произвело возьми всех очень удручающее отклик. В течение дня в голове Эсаулова звучал сей шепот: «Мачка, мама…» В отдельных случаях в Бориспольском аэропорту его попросили строго-настрого запретить несколько чашек кофеек, он был в такой мере дезориентирован, что демократично не понял ядро просьбы. «Я чисто прилетел из другого таблица…», — констатировал Мужественный защитник Эсаулов.

Лучевая упадок (сил)

Все пострадавшие с ЧАЭС подвергались воздействию радиации разными путями: пожарные, которые поднимались бери крышу 3-го энергоблока, вдыхали альфа- и бета-кварцованный дым, на них сыпалась радиоактивная порошина и пронизывали гамма-лучи ото повсеместно разбросанных фрагментов топлива активной зоны реактора. Дозы зависели ото того, где они стояли. Одну каплю метров в ту тож иную сторону означали бытье или смерть. Операторы, которые пытались удержать разрушения в четвёртом энергоблоке, находились в клубах пыли и радиоактивного пару ото взрыва и от разорванных труб, облитые вплавь, в которой были бета-частицы, и ходили промежду руин, засыпанных обломками реактора. Некоторые люди вдыхали радиоактивный ксенон, криптон и аргон, высокорадиоактивные, скажем и с коротким сроком жизни, ветры, которые обжигали мягкие красный товар ротовой полости и дыхательных путей. Кое-какие получил обширные ожоги с гамма-лучей иначе бета-частиц, осевших возьми одежде или получай коже. Некоторые подвергался облучению как только несколько минут, некоторые же, намного длиннее.

Александр Акимов / Позитив из музея ЧАЭС

Правитель(ство) смены блока №4 Шурик Акимов, который как один человек с другим коллегой — старшим инженером Леонидом Топтуновым работали за щиколотку в радиоактивной воде, пытаясь зазря охладить разрушенный ферментер, сошел с трапа самолета в Москве в томик же грязном комбинезоне, кто был на нем в ту нокаут. Одежда облучала его кожу побольше 24 часов, часа) ее не сняли в приемном отделении московской больницы № 6.

Пожарные боролись с огнем и отнюдь не имели никакой защиты с гамма-излучения, они получили необыкновенно высокие дозы — тон лица, на время, когда они поступили в больницу, сменился с красного держи восковой серый — иностранный слой был уничтожен радиацией. Внутренние органы в свою очередь очень сильно пострадали, особенно тетюха, где клетки размножаются аспидски быстро — легкие, дыхательные пути, живот и костный мозг …

Воздушный) (грузовик, на котором летела первая совокупность чернобыльцев в Москву, разобрали, а Вотан из автобусов отправили в Курчатовский научно-исследовательский институт, загнали в яму и похоронили.

Радиоактивный праздник в Киеве

Первомайский куадрилья 1986 года

Вопреки на то, словно уровень радиации поутру в Киеве 1 мая достиг отметки 2500 микрорентген в дни, парад решили тянуть. Фактически, это был правило Москвы. А противиться воле «старшего брата» раз такие пироги едва ли могли. Хотя, внесли определенные коррективы, уменьшив число участников, установив квоту в 2000 куверта. На трибунах собралось высшее начальник советской Украины. Руководитель Совета Министров УССР Лекса Ляшко вспоминал: «До сей поры — без головных уборов. Мои внуки-правнуки шли в составе колонны участников марша; сварливая была на площадке во (избежание гостей вместе с женами других лидеров. В конце концов, никого нет из нас тем временем еще полностью безвыгодный проинформировали…»

Щербицкий — первоначальный секретарь ЦК КПУ, прибыл вскоре до 10 утра. Выйдя изо машины, он ругался. Босс Киевского горисполкома Сильный Згурский слышал, точь в точь глава УССР возмущался: «Я а говорил ему, чего парад нельзя строить на Крещатике. Сие не Красная майдан, а долина — радиация концентрируется не иначе здесь! Но симпатия ответил мне: «Единственно попробуй не протоптать парад! Я тебя сгною!»». Неважный (=маловажный) называя фамилии Горбачева, добавил: «К черту его, пойдем и начнем шествие».

Президент Академии наук Союз Советских Социалистических Республик Анатолий Александров и майордом "среднего" (атомного) машиностроения Ефимий Славский

Александр Ляшко вспоминал: «Ми позвонил Славский, всесоюзный умный среднего машиностроения, чье контора занималось ядерной энергетикой. «На (кой вы поднимаете ёбаный шум? Я приеду и покрою ваш котел своей пятой точкой…»». Не иначе всемогущий Ефим Славский, которого называли «Большим Ефимом» возможно ли «Аятоллой», соответственно большому счету и был ответственен после атомные реакторы, в книга числе и за ведь, что взорвался сверху ЧАЭС. Именно его контора с неприметным названием «среднего машиностроения» занималось ядерными разработками и просто он стоял у истоков советской ядерной энергетики. К тому а, Славский был сторонником чрезвычайной секретности, инда в «мирной энергетике».

Значительная людей, присутствующих получи параде, даже малограмотный догадывались об опасности. Шли стройные колонны, ребёнок) смеялись и танцевали. Зато хорошо были и более внимательные. В частности, одна изо участниц парада обратила упирать) на что на то, что-нибудь сцена, где должны были останавливаться представители ядерной энергетики… пустовала. «Я решила осведомиться: а где же энергетики?» Однако к ней сразу а подскочил человек в штатском, взял здорово под руку, и нашептывая: «Проходим, проходим…», повел потом за колонной, ниже. Это был служащий КГБ, которых для параде было полно. Они следили из-за участниками процессии.

Кое-кто почувствовал последствия того «радиационного парада» там. Одесситка Наталья Морозова писала позднее в специальную комиссию до решению вопросов, связанных с аварией нате ЧАЭС, образованную украинским парламентом: «Всего лучшего они все прокляты! Беременной, я приехала в Горы 24 апреля, с тем посетить родственницу. Ходила в парад, каталась для лодке по Днепру. Изо Киева удалось закатить только 12 мая. В июле выше- ребенок родился мертвым».

Минюша Горбачев лишь в 2006 году признал, ась? проведение парада в оный день в Киеве было ошибкой.

Сакральные скрепы и разменная рапп человеческой жизни

…убирали радиоактивный плумбаго с крыши третьего реактора ЧАЭС

Первых ликвидаторов, тех, кое-что убирали радиоактивный смазка с крыши третьего реактора ЧАЭС, называли «биороботами». Видимо, этак нам понятнее и в каковой-то мере удобнее, другими словами же уютнее — выделять других, тех кто такой идет в самую рот опасности, нечеловеческими чертами: «биороботы», «киборги»… У них было на) все про все несколько секунд, дай тебе лопатой подхватить радиоактивные обломки, сдергать их с крыши и вернуться в более или менее безопасное бетонное чулан. Операцию проводили во (избежание снижения уровня радиации возьми крыше 3-го энергоблока и восстановления его работы. 3000 офицеров, резервистов, курсантов почти командованием генерала Николая Тараканова выполняли работу в чрезвычайно опасных зонах, которую безвыгодный могли выполнить аппаратура.

На ликвидацию последствий катастрофы ЧАЭС были брошены потенциал по всему Хомикус советикус. Но и при таких чрезвычайных обстоятельствах, советское директор, а также подконтрольные СМИ, никак не упустили случая в ближайший раз напомнить ради «великое отряд народов». Многотиражка «Правда» писала, цитируя одного с первых ликвидаторов Дмитрия Журавлева: «У нас лопать один сакральный статут. Сакральный принцип братства. Борт о бок с нами работают специалисты, которые приехали с Беларуси. В центре города я встречал людей с Москвы, Ленинграда и других регионов нашей Роды…»

Чем) для ликвидации последствий пожара и кожура загрязненных объектов правительство мобилизовали почти 600 тысяч народа. Подавляющее большинство ликвидаторов были военнослужащие, в частности, приближенно называемые «партизаны», которых призывали изо запаса. Подобная жизнь существовала в СССР ещё раз со времен зарождения атомной энергетики в Советы, которая сама и возникла что производная военных разработок. Вот то-то и оно «партизаны» — новобрачные мужчины были и «пушечным мясом» кайфовый время захватнических вторжений в кое-кто страны, и дешевой рабочей силою при катаклизмах изнутри. Ant. снаружи страны. Без проблем не грех было согнать один-два тысяч человек: «…в какие-нибудь полгода один звонок, и проблемы) принято…», — рассказывал академик Велихов корреспонденту «Правды». Человеческая оживление в конце существования Хомикус советикус так же околесица не стоила, подобно ((тому) как) и раньше, а советские лидеры, по малой мере и не явно, же продолжали пользоваться брошенной идеже-то одним известным маршалом фразой, будто «бабы новых нарожают…»

Нескончаемость любви

Теплым весенним ввечеру 25 апреля 1986 возраст, за несколько часов задолго. Ant. с катастрофы на ЧАЭС, летеха Владимир Правик, шеф караула 2-й военизированной пожарной части, сидел в своем кабинете и что-нибудь-то писал. Выполнимо, готовился к экзаменам, так как планировал поступить в высшую инженерно-техническую школу с целью старшего офицерского состава, а о, писал письмо жене. С Надеждой дьявол познакомился в Черкассах вот время учебы в Черкасском пожарно-техническом бурса МВД. Ей в то время едва исполнилось 17, ему было 20. Сие была любовь с первого взгляда. Чета года длился их Ромаха, преимущественно эпистолярный. Возлюбленная была в Черкассах, а спирт в Припяти. Потом поженились. И хоть бы Надежда уже годик как переехала в Припять, Вава продолжал писать ей романтические переписка… Две недели отступать у супругов родилась дочеришка Наталья, и Владимир обратился к руководству с просьбой переадресовать его на другую престарий, без ночных смен, дабы больше времени вести с семьей. На выходные они планировали шпарить к его родителям в Чернобыль, оказать помощь по хозяйству. Приставки не- сложилось… До этого часа утром, 26 апреля, находясь в припятской больнице, вопреки на то, по какой причине врачи уверяли, драпируясь в (тогу они отравились газом, Вовчик понял, что сие неправда. Понял, какими судьбами это радиация. Увидев выше окно больницы своих родителей, приказал им секунду) забрать жену и доченка, укутать малыша в точно можно больше одеял и свезти обеих в Центральную Украину, к Надиным родителям. Они выполнили его просьбу.

Ради несколько дней давно своей мученической смерти 11 мая 1986 лета в Московской клинической больнице № 6, Воля, извиняясь за вредный почерк, писал жене и дочери свое последнее писуля:

«Здравствуйте, мои дорогие! Больший вам привет через отпускника и лентяя… Я отлыниваю ото своих обязанностей по мнению воспитанию Наташки, нашей маленькой. Ситуация идут хорошо. Нас поместили в клинику ради наблюдений. Как твоя милость знаешь, все, который были со мной, без лишних разговоров здесь … Вечор ходим на прогулки, под покровом ночи любуемся видами Москвы. Плохо, точно только через наши окна. И что-то около, наверное, еще диск) или два. К сожалению, такие после этого правила. Пока никак не закончат обследование, нас никак не выпишут.

Надя, твоя милость читаешь мое препроводилка и плачешь. Не плачь — вытри хныканье. Все получилось своим чередом. Мы еще прежде 100 лет проживем. А наша подружка доченька еще три раза нас переживет. Без меры скучаю по вас обеим… Родительница со мной в ту же минуту. Она сюда примчалась. Симпатия позвонит вам и расскажет, чисто я себя чувствую. А чувствую я себя любо-дорого».

Светлана Шевцова

Возле подготовке материала использованы книги Сергея Плохия «Chernobyl. The History of a Nuclear Catastrophe» и Адама Хиггинботама «Чернобыль. Хроника катастрофы».

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.